Доплеркардиографические исследования при физической нагрузке при невесомости

При проведении до полета одноступенчатой велоэргометрической пробы мощностью 125 Вт в течение 5 мин реакции показателей коронарного кровообращения у космонавтов, рассчитываемых по УЗДК, характеризовались в среднем возрастанием показателей ударного и минутного КК соответственно в 1,5— 2,1 и 2,2—3,9 раза (отмечались и более выраженные изменения КК, имевшие индивидуальный характер). Степень прироста коронарного кровотока в ответ па физическую нагрузку примерно соответствовала таковой в аналогичных условиях по данным литературы (Фолков, Нил, Джонсон, Greeg et al., Vatner et al., Hoiss).

В процессе выполнения аналогичной пробы 3 космонавтами на 24— 36-е сутки полета у одного из них уровень реакции КК не отличался существенно от дополетного (увеличение ККУ и ККМ в 2,5 и 6,5 раза), у второго наблюдаемые приращения показателей были несколько ниже, чем до полета (в 1,1—1,3 раза).
У третьего космонавта к 5-й минуте педалирования уровни ККУ и ККМ достигли предполетных значений, однако в течение первых 3-х минут нагрузки были ниже их в 1,4—1,6 раза.

Обследование 2 других членов экипажей на 86-е сутки пребывания в невесомости показало, что выраженность адаптивных реакций ударного и минутного КК в ответ на физическую нагрузку была заметно ниже (в среднем примерно в 2,0—2,5 раза), чем в предполетном периоде. Ударный КК возрастал в 1,7—2,3, минутный — в 2,6—3,9 раза (до полета—в 2,4—3,9 и 3,4—7,4 раза соответственно).

Проведение аналогичных исследований у 4 человек на 190—230-е сутки орбитального полета позволило установить, что в этот период пребывания в невесомости прирост КК в ответ на физическую нагрузку также был существенно ниже, чем при выполнении велоэргометрических проб до полета (рис. 24, 25). Ударный КК увеличивался в 1,1—1,2, минутный — в 1,3—2,0 раза (в предполетном периоде — в 1,6—2,3 и 3,2— 3,7 раза соответственно).

В целом полученные результаты свидетельствовали о выраженном изменении напряженности механизмов регуляции коронарного кровообращения. Однако это не означало неадекватности ККУ и ККМ метаболическим потребностям миокарда, так как признаков заметного увеличения показателей коронарного кровотока в период последействия нагрузки не было отмечено пи у одного космонавта. Обращало па себя внимание наличие зависимости между степенью неадекватности величии ККУ и КК„ уровню физической нагрузки и продолжительностью пребывания в невесомости.

физическая нагрузка при невесомости

Если при длительности пребывания около 1-го месяца такое несоответствие определялось у 1-го из 3 человек и имело преходящий характер, то к концу 3-го месяца оно проявилось достаточно отчетливо у обоих обследованных космонавтов, а к 7—8-му месяцам также выявлялось у всех обследованных членов экипажей, но было более выраженным. Следовательно, в период с 3-го по 7—8-й месяцы пребывания в невесомости есть основания говорить о переходе системы регуляции адекватного коронарного кровотока на новый — адаптивный уровень регуляции.

По-видимому, в качестве возможной причины, лежащей в основе указанных изменений КК, следует назвать то обстоятельство, что, как показали многолетние исследования, в условиях невесомости выполнение ДФН субъективно ощущается легче, чем при нагрузке такой же мощности в земных условиях (в том числе и по впечатлениям О. Ю. Атькова). По-видимому, это связано с особенностями локомоций в космическом полете, так как в невесомости в отличие от земных условий нет заметных затрат энергии на перемещение нижних конечностей при педалировании.

Это подтверждается и объективными данными: как указывалось в предыдущем разделе, значения прироста ударного выброса и минутного объема крови в ответ на ДФН у обследованных космонавтов в условиях невесомости были ниже, чем до полета. Вместе с тем указанная причина не может являться единственной, так как, во-первых, степень неадекватности величин КК уровню ДФН зависела от длительности пребывания в невесомости, а выраженность снижения УВ и МОК практически не зависела, во-вторых, в количественном отношении выраженность уменьшения прироста КК с удлинением сроков пребывания в невесомости существенно превышала степень неадекватности УВ и МОК дополстпым значениям этих показателей.

Скорее всего, ведущей причиной в генезе выявленных нами адаптивных сдвигов КК является постепенное (по мере удлинения сроков полета) изменение дилятаторных свойств коронарных сосудов. Можно предположить, что из-за развивающихся в невесомости метаболических изменений в тканях сердечной мышцы (в частности, подтвержденного в многочисленных орбитальных полетах феномена «вымывания» калия из мышечных тканей, нередко углубляющегося с увеличением длительности полета) степень вазодилитации венечных артерий в условиях покоя становится как бы избыточной. В результате исходный (до пробы с ДФН) уровень КК начинает превышать метаболические запросы миокарда и некоторая часть крови, циркулирующей в коронарном русле, находится «без употребления», как бы «про запас».

В ситуации увеличения метаболических потребностей миокарда (при ДФН) указанный «запас» оксигенированной крови, по-видимому, эффективно участвует в окислительных процессах и, таким образом, во время нагрузки нет физиологической необходимости в дополнительном усилении степени перфузии миокарда кровью.

В какой-то степени полученные нами результаты подтверждаются данными других авторов, показавшими умеренное увеличение коронарного кровоснабжения у человека при переводе ого в антиортостатическое положение (Катков и др.), увеличение числа открытых капилляров и заполнение кровью нефункциопирующих капилляров миокарда у крыс после полета на биоспутпике «Космос-782» (Тигранян), развитие явлений депонирования крови в тебезиевых сосудах миокарда у обезьян в условиях гипокинезии (Капланский и др.). Вместе с тем, поскольку отмеченные данные получены при кратковременных воздействиях на гемодинамику, они нуждаются в уточнении применительно к длительным полетам.

Небезынтересно также, что сосуды Тебезия принято считать рудиментом губчатого строепия миокарда низших позвоночных (Трубецкой), что может иметь отношение к большей «уязвимости» этого звена сосудистого русла миокарда к фактору перераспределения крови.

По нашему мнению, приведенные в настоящей статье результаты, являются дополнительным подтверждением имеющихся данных о сохранении у космонавтов в той или иной степени явлений перераспределения крови в краниальном направлении на протяжении всего периода пребывания в невесомости.

- Вернуться в оглавление раздела "Патофизиология"

Оглавление темы "Внутренние органы в условиях невесомости":
  1. Камеры сердца в условиях космического полета. ЭхоКС сердца при невесомости
  2. Полости сердца во время реадаптации после невесомости - гипокинезии
  3. Изменение размеров печени при полете в космос и в условиях невесомости - гипокинезии
  4. Портальный кровоток и липидный обмен после полета в космос - невесомости
  5. Конфигурация и восстановление объема печени после полета в космос - гипокинезии
  6. Размеры и объем селезенки во время полета и возвращения из космоса
  7. Размеры почек во время полета и возвращения из космоса
  8. Кровь легких во время полета и возвращения из космоса
  9. Влияние невесомости на размеры предстательной железы. Физическая нагрузка в космосе
  10. Доплеркардиографические исследования при физической нагрузке при невесомости

Ждем ваших вопросов и рекомендаций: