Риски и осложнения лечения H1-антигистаминными препаратами

Побочные действия перечислены в блоке ниже. Седативный эффект — наиболее распространенная проблема, в первую очередь касающаяся Н1-антигистаминных препаратов первого поколения. Сильнее всего седативный эффект проявляется у препаратов группы этаноламина и фенотиазина, в группе алкиламина он выражен слабее. Через несколько дней непрерывного применения Н1-антигистаминных препаратов седативный эффект может ослабнуть. Если толерантность к седативному эффекту не развивается, следует перейти на прием препарата из другой группы.

Применение Н1-антигистаминных препаратов связано с увеличением числа производственных травм и автомобильных аварий. К другим воздействиям на центральную нервную систему (ЦНС) относятся головокружение, шум в ушах, нарушение координации, неспособность к концентрации внимания, нарушения остроты зрения и диплопия. Стимулирующие ЦНС эффекты чаще наблюдаются при приеме препаратов алкиламиновой группы и включают нервозность, раздражительность, бессонницу и тремор.

Жалобы со стороны желудочно-кишечного тракта, в том числе анорексия, тошнота, рвота, эпигастральный дистресс, диарея и запор, являются распространенными побочными эффектами, особенно при приеме препаратов группы этилдендиамина. Прием этих препаратов с пищей может уменьшить эти явления.

Антихолинергические эффекты включают сухость слизистых, затрудненное мочеиспускание/задержку мочи, постуральную гипотензию, головокружение, эректильную дисфункцию и запор. Эти эффекты часто ассоциируются с препаратами группы этаноламина, фенотиазина и пиперазина. Антихолинергические эффекты антигистаминов типа Н1 исключают их назначение пациентам, страдающим первичной глаукомой с острым углом, и требуют строгого контроля у пациентов с гипертрофией предстательной железы.

Аритмии, особенно удлинение интервала QT и желудочковые аритмии по типу «пируэта» (torsades depointes), являются наиболее серьезными токсическими эффектами. Эти дозозависимые эффекты опосредуются блокадой кальциевых каналов, не связанной с Н1-гистаминовым рецептором. После внутривенной терапии может развиться транзиторная гипотензия, особенно если лекарство вводится быстро.

Кожные реакции после приема внутрь Н1-антигистаминных препаратов наблюдаются редко. Согласно сообщениям, такие реакции включают экзематозный дерматит, аллергический контактный дерматит, крапивницу, петехии, стойкие лекарственные эритемы и фоточувствительность. Некоторые из таких реакций могут развиваться к составным компонентам лекарства.

Благодаря избирательности неседативных Н1-антигистаминных препаратов к периферическим Н1-рецепторам, у этих препаратов отсутствуют как седативные, так и антихолинергические побочные действия, которые обычно ассоциируются с препаратами первого поколения. Среди препаратов второго поколения седативный эффект чаще всего отмечается в группе пациентов, принимающих цетиризин и авастин. Хотя седативный эффект цетиризина гораздо слабее, чем его «родительского» препарата гидроксизина, он все же оказывает седативное действие примерно у 10-15% пациентов.

Этот эффект зависит от дозы и его обычно можно уменьшить, корректируя дозу. От 15 до 25% пациентов жалуются на сонливость после приема авастина. В отличие от этого, фексофенадин, лоратадин и дезлоратадин практически не оказывают седативного действия.

Два препарата из первых Н1-антигистаминных второго поколения, терфенадин и астемизол, удалены с фармацевтического рынка США из-за риска удлинения QT-интервала и «пируэтной» желудочковой аритмии. Другие препараты второго поколения имеют примерно в 1000 раз более низкую аффинность к кардиальным ионным каналам, и желудочковые аритмии не ассоциируются с позднейшими препаратами второго поколения. Теоретический риск, однако, остается и должен учитываться перед началом терапии пациентов, склонных к тахиаритмиям.

Риски и осложнения лечения H1-антигистаминными препаратами

а) Лекарственные взаимодействия. Н1-антигистаминные препараты могут взаимодействовать с другими лекарствами, которые метаболизируются системой СУР в печени, в том числе противогрибковые имидазолы, циметидин и макролидные антибиотики. Дифенгидрамин, хлорфенирамин, клемастин, прометазин, гидроксизин и трипеленамин ингибируют печеночный фермент СУР 2D6 in vitro. In vivo дифенгидрамин увеличивает уровни других лекарств, которые метаболизируются посредством системы СУР 2D6, в том числе метопролола и венлафаксина. Н1-антигистаминные препараты противопоказаны пациентам, получающим ингибиторы моноаминоксидазы.

Центральный депрессивный эффект может усиливаться, если Н1-антигистаминные препараты сочетаются с употреблением алкоголя или другими депрессантами ЦНС, например, бензодиазепинами. Эти взаимодействия обычно не наблюдаются у препаратов второго поколения.

В редких случаях антигистаминные средства группы фенотиазина могут блокировать и реверсировать вазопрессорный эффект эпинефрина. Если пациентам, получающим фенотиазин, необходим вазопрессивный препарат, следует назначить норэпинефрин или фенилэфрин.

б) Особые группы пациентов:

1. Дети. Многие седативные и неседативные Н1-антигистаминные препараты можно безопасно назначать детям в соответствующей дозировке. Дети более подвержены некоторым побочным действиям антигистаминных препаратов первого поколения, таким как возбуждение и бессонница. Может развиться острое отравление, но это случается редко. Основными признаками в этом случае являются галлюцинации, атаксия, отсутствие координации, атероз и конвульсии.

2. Пожилые люди. При лечении людей пожилого возраста следует соблюдать осторожность, необходимо принимать во внимание пониженный клиренс креатинина, сопутствующие заболевания и потенциальные лекарственные взаимодействия. Пожилые люди также более восприимчивы к антихолинергическим эффектам, в частности задержке мочи и трудностям с мочеиспусканием, запорам и постуральной гипотензии.

3. Беременные женщины. Показания к применению Н,-антигистаминных препаратов при беременности ограничены. Большинство Н1-антигистаминных средств в случае беременности отнесены FDA к категории В или С. На основании опубликованных в прошлом сообщений о связи Н1-антигистаминных препаратов с пороками развития плода, в частности с небными расщелинами, антигистаминных средств традиционно избегают в первом триместре беременности. Однако недавние исследования, в том числе мета-анализ 200000 случаев приема антигистаминных первого поколения в первом триместре беременности, не указывают на повышенный риск врожденных деформаций в связи с приемом Н1-антигистаминных препаратов.

В проспективном исследовании прием астемизола беременными женщинами не ассоциировался с задержкой внутриматочного роста плода или перинатальными осложнениями. Процент врожденных деформаций был идентичен показателю в контрольной группе и данным для населения в целом.

4. Женщины, кормящие грудью. Официальных исследований по безопасности Н1-антигистаминных средств во время кормления грудью не проводилось. Теоретически, препараты первого поколения могут уменьшать поступление молока вследствие антихолинергических эффектов. Известно, что клемастин, дифенгидрамин, прометазин, трипролидин, цетиризин, лоратадин, фексофенадин и дезлоратадин выделяются с грудным молоком, данные о их воздействии на грудных младенцев отсутствуют.

- Вернуться в оглавление раздела "дерматология."

Редактор: Искандер Милевски. Дата публикации: 3.9.2019

Вашы замечания и вопросы: