Клинический пример полисиндромальной шизофрении. Описание полисиндромальной шизофрении.

Для иллюстрации полисиндромного подвида стабильного течения приводим следующее наблюдение:

Больная К., 1927 года рождения, не замужем. Росла и развивалась нормально. По характеру вспыльчивая, раздражительная, конфликтная, капризная. Соматически всегда была здоровой. Окончила 10 классов, работала на заводе учетчицей. В мае 1950 г. внезапно без ясных причин возникло и длилось в течение почти 2 исд странное поведение: испытывала страх, слышала голоса, заявляла, что за ней следят, разговаривала сама с собой, иногда пела песни, нелепо хохотала, гримасничала. Ее не госпитализировали и она без лечения полностью вышла из болезненною состояния, рассудительно относясь к нему. Каких-либо заметных изменений личности не было. Вернулась на завод и продолжала успешно работать. С января 1953 г. начала ощущать общую слабость, головную боль; заметила, что снизилась работоспособность. В середине февраля, якобы после испуга (больная и ее мать ехали в телеге и свалились вместе с лошадью и телегой в овраг, но каких-либо серьезных повреждений не получили) внезапно стала обнаруживать явные отклонения в поведении; неестественно смеялась, громко пела песни фривольного содержания, хохотала, танцевала, произносила однообразные рифмованные фразы, громко говорила, крестилась, к чему-то прислушивалась, разговаривала сама с собой, временами застывала, порой убегала из дому.

Была госпитализирована в психиатрическую больницу 04.04.1953. В отделении обнаруживала прежнее дурашливое веселье и стереотипное речевое возбуждение. Пела, гримасничала, употребляла необычные слова. Временами принимала вычурные позы. Наряду с этим была малодоступна контакту, насторожена. Заявляла, что ее хотят отравить, нюхала пищу, ощущала запах «хлора». Слышала голоса, бранившие ее, разговаривала с ними. То плакала, то смеялась. Соматоневрологический статус без патологии (лабораторные исследования крови, мочи, кала в норме).

Принимала инсулинокоматозное лечение (21 кома) и с начала июня отмечался выход из психоза, к которому обнаружила рассудительное отношение. Выписана домой 03.08.1958 с диагнозом «шизофреническая реакция». Дома вела себя хорошо, вернулась на работу. Занималась успешно и домашним хозяйством. С января 1960 г. стала жаловаться на головную боль, бессонницу. Обследовалась у врача, но определенного заболевания установлено не было. С начала февраля обнаружились отклонения в поведении: была дурашлива, танцевала и пела на улице бессмысленные однообразные песни, враждебно относилась к родным, цинично бранилась, слышала голоса, разговаривала сама с собой.

полисиндромальная шизофрения

Повторно госпитализирована в психиатрическую больницу 16.02.1960. В отделении малодоступна. В речи элементы разорванности. Временами поет циничные песни. Заявляет, что за ней следят, хотят ее отравить. Слышит мужские и женские голоса, предсказывающие, что с ней будет. Ощущает неприятные запахи «отравы». Больной была проведена инсулипотерапия (18 глубоких гипогликемии), затем 3 электросудорожных припадка и аминазин внутримышечно (всего 6 г). С конца мая отмечался выход из психоза с рассудительным к нему отношением. Выписана домой 30.05.1960 с диагнозом «шизофрения» (этот диагноз устанавливали и в последующих рецидивах). Дома вела себя правильно, помогала по хозяйству, но ощущала слабость, мало выходила на улицу, перестала видеться с подругами, исчезла прежняя инициативность. К работе не приступала (мать решила, что больной нужно «отдохнуть»).

С начала апреля 1962 г. стала плохо спать, жаловалась на головную боль, сообщала, что «теряется мысль», затем стала уходить из дому, была злобной, агрессивной, дурашливой. Вновь была госпитализирована в психиатрическую больницу. В отделении гримасничала, была манерна. Слышала и переговаривалась с «голосами». Исчезла прежняя экстравертированность. Поведение все более становилось аутистическипаралогичным. Высказывала бедовые идеи отравления, преследования, отказывалась от лечения. Получала инсулин (21 глубокая гипогликемия) и внутримышечно аминазин (всего 10,4 г). С конца сентября психотическая симптоматика у больной исчезла полностью, поведение стало упорядоченным, но полностью рассудительного отношения к перенесенной болезни уже не было. Выписана домой 12.11.1962. Дома помогала матери по хозяйству, была малообщительной, иногда не к месту улыбалась. Стала неряшливой. На работу не устраивалась.
В последующие годы с марта 1963 г. по декабрь 1968 г. больная перенесла еще 6 рецидивов заболевания.

Симптоматика рецидивов определялась бредовыми идеями преследования, отравления, переоценки своей личности, галлюцинациями слуха и обоняния, злобно-агрессивным поведением, речевой разорванностью, манерной дурашливостью, аутизмом, эмоциональной неадекватностью. В рецидивах больная получала инсулинотерапию (гипогликемическими дозами), электросудорожное лечение, нейролептические средства (стелазин, трифтазин), галоперидол, фреиолон, лиоген отдельно и в комбинациях. Эти же препараты (а также элениум) применяли в ремиссиях в качестве поддерживающего лечения.

С 1963 по 1966 г. больная периодически работала, с 1966 по 1968 г.— в лечебно-трудовых мастерских. С конца 1968 г. не работает, получает пенсию.

Таким образом, у преморбидно психопатической личности еще за 8 лет до развернутого дебюта отмечалось появление абортивного психотического эпизода в виде параноидно-галлюцинаторных расстройств с отдельными гебефреническими включениями. Указанный эпизод длился менее 2 нед и спонтанно исчез, не оставив после себя заметных резидуальных симптомов. Спустя 8 лет после астенического продромального состояния, длившегося около 1,5 мес, внезапно возникло развернутое психотическое состояние в виде гебефренно-параноидно-галлюцинаторных расстройств. В психическом статусе отмечались отдельные симптомы, напоминавшие маниакальное возбуждение. Дебют заболевания был расценен как шизофреническая реакция (очевидно, психогенная). Однако соответствия между особенностями психической травмы и выраженностью психоза все же не было. При постановке диагноза не было учтено появление задолго до травмы абортивного психотического эпизода. Вместе с тем заболевание не может быть ограничено рамками циркулярной формы шизофрении, так как маниакальноподобные признаки были только в дебюте и первых рецидивах, депрессивных же расстройств не отмечено, последующее течение болезни не сопровождалось отчетливыми фазоподобными аффективными сдвигами.

Достоверность шизофренической диагностики в данном случае подтверждают типичные шизофренические расстройства в симптоматике рецидивов (параноидно-галлюцинаторные, гебефренические, разорванность речи) и нараставшие специфические для шизофренического процесса апатико-диссоциативные дефектные изменения.

- Читать далее "Относительно стабильный вариант шизофрении. Гебефренические симптомы при относительно стабильном варианте шизофрении."

Оглавление темы "Виды рецидивов шизофрении.":
1. Полисиндромный подвид стабильной шизофрении. Признаки полисиндромального подвида стабильной шизофрении.
2. Кататонические расстройства при полисиндромальной шизофрении. Растормаживание при полисиндромальной шизофрении.
3. Эффекты барбамила при шизофрении. Гебефренические симптомы при полисиндромальной шизофрении.
4. Клинический пример полисиндромальной шизофрении. Описание полисиндромальной шизофрении.
5. Относительно стабильный вариант шизофрении. Гебефренические симптомы при относительно стабильном варианте шизофрении.
6. Клинический пример относительно стабильной шизофрении. Описание относительно стабильной шизофрении.
7. Изменчиво-переходный вариант шизофрении. Клиника изменчиво-переходного варианта шизофрении.
8. Клинический пример изменчиво-переходного варианта шизофрении. Описание изменчиво-переходного варианта шизофрении.
9. Шизофазические рецидивы шизофрении. Кататония и гебефрения изменчиво-переходного варианта шизофрении.
10. Прогноз изменчиво-переходного варианта шизофрении. Течение изменчиво-переходной шизофрении.

Ждем ваших вопросов и рекомендаций: