Проницаемость гемато-энцефалического и гемато-лабиринтного барьеров при травмах

В настоящей статье представлены экспериментальные данные о влиянии острой закрытой черепно-мозговой травмы на состояние гемато-энцефалического и гемато-лабиринтиого барьеров, которые осуществляют защитную и регуляторную функцию для коркового звена и периферического рецептора слухового анализатора.

Биологическая модель острой закрытой черепно-мозговой травмы была получена путем нанесения дозированного удара по нефиксированной голове животного при помощи специального устройства, в котором груз весом 3 кг свободно падал с высоты 1 м и наносил удар по средней линии головы экспериментального животного на границе лобной и теменной областей.
Удар по голове животного наносился круглым металлическим бойком (2 см в диаметре). Для смягчения удара конец бойка был защищен ватно-марлевым чехлом.

Станок для нанесения механической травмы представляет собой деревянную раму высотой 2500 и шириной 700 мм, вертикально прикрепленную к основанию.
Заданная высота падения груза (коробка с песком) обеспечивалась специальными ограничителями, расположенными на раме станка через каждые 0,5 м на направляющих рейках. Сразу же после травмы животным производили рентгенографию костей черепа.

Проницаемость гемато-энцефалического (ГЭБ) и гемато-лабиринтного (ГЛБ) барьеров изучалась методом меченых атомов. В качестве индикатора проницаемости использовали радиоактивный фосфор (Р32), который играет большую роль в обменных процессах центральной нервной системы, входит в состав крови, спинномозговой и лабиринтной жидкостей, а также является ингредиентом ряда лекарственных веществ, применяемых для лечения заболеваний нервной системы.

Радиоактивный индикатор в виде водного раствора Na2HP3204 вводили экспериментальным животным впутрйбрюшинно по 0,1 мКи/кг в фиксированные промежутки времени после травмы (0,25; 0,5; 1, 2, 3, 6, 12, 24, 48, 96 и 192 ч).

Забор перилимфы и ликвора производили под гексеналовым наркозом (70 мг/кг) через 30 мин после введения радиоактивного фосфора (Л. И. Пастухова, Е. А. Евдощенко и др.). Операцию обычно начинали со взятия перилимфы, так как рядом исследователей (В. И. Курпатов, И. М. Маеро-вич, Schuknecht, Seifi, и др.) было отмечено, что взятие даже 1—2 мл ликвора приводит к значительному уменьшению количества перилимфы.

гематоэнцефалический барьер

Для получения перилимфы из обоих ушей (правого и левого) мы применяли передний (вентральный) доступ (Л. Н. Ямпольский, В. Ф. Ундриц). Через срединный разрез кожи, подкожной клетчатки, фасции и платизмы на передней поверхности шеи (длина разреза около 6 см) становились отчетливо видны m. mylohyoideus, брюшко т. digasrtici и щель между ними. После тупого проникновения вглубь между этими мышцами и оттягивания латерально m. digastricus, обнажались поперечно идущие мелкие мышцы, начинающиеся от proc. styloideus. Они легко оттягивались кверху, что открывало предлежащий костный пузырь (bullae). Глубокая фасция шеи и надкостница после рассечения отслаивались распатором. Костный пузырь вскрывали стамеской Воячека, а края костного отверстия расширяли костными щипцами с узкими браншами, что делало достаточно обозримой полость среднего уха животного. Через хорошо видимое круглое окно тонким, слегка изогнутым концом пастеровской пипетки проникали в лабиринт и получади перилимфу. Установка ДП-100 работает от сети переменного тока 220 В, причем допустимое время работы без выключения составляло 12 ч.
Методика исследования проницаемости ГЭБ и ГЛБ у контрольных животных отличалась лишь тем, что они не подвергались травмированию.

Задачей первой серии опытов являлось изучение влияния острой закрытой черепно-мозговой травмы на проницаемость гемато-энцефалического и гемато-лабиринтного барьеров.

Эксперименты поставлены на 37 кошках и 16 кроликах, причем 10 кошек и 6 кроликов из этого числа вошли в контрольную группу. Непосредственно после травмы в течение первых секунд или минут у большинства животных наблюдались тонические или клонические судороги, а впоследствии нарушение координации движений, заторможенность или возбужденность. При осмотре головы животных нарушения кожных покровов обнаружено не было. На рентгенограммах костей черепа после нанесения травмы повреждений установлено не было.

Рассмотрение экспериментальных данных показывает, что реакцией гемато-энцефалического и гемато-лабиринтного барьеров па острую закрытую черепно-мозговую травму уже в первые 15 мин является некоторое понижение проницаемости. Затем следует быстрое нарастание проницаемости обоих барьерных механизмов, достигающее максимума примерно ко второму часу после травмы и более интенсивное у гемато-энцефалического барьера. Начиная с третьего часа содержание радиоактивного фосфора как в перилимфе, так и в ликворе начинает уменьшаться, а к 24-му часу после травмы проницаемость гемато-энцефалического барьера стабилизируется, имея колебания относительно своего нормального значения, и в дальнейшем (до 8 сут) существенно не изменяется.

Уменьшение содержания радиоактивного фосфора в перилимфе после третьего часа происходит плавно и менее интенсивно, чем в ликворе, и полной нормализации проницаемости гемато-лабиринтного барьера в течение регистрируемого времени не наступает.

Таким образом, проведенные клинические наблюдения показали, что у больных, перенесших нетяжелую травму черепа и головного мозга, имеется снижение оксигенации артериальной крови по типу скрытой гипоксии, усугубляющееся при умственной нагрузке.

Экспериментальные исследования установили заметное нарушение проницаемости гематоэнцефалического и гемато-лабиринтного барьеров при острой черепно-мозговой травме, причем в патогенезе этих изменений известную роль играет также гипоксия, способствующая повышению проницаемости сосудистой стенки.

- Читать далее "Влияние гипоксии на гемато-энцефалический барьер. Гипербарическая оксигенация ГЭБ и гемато-лабиринтного барьера"

Оглавление темы "Лечение черепно-мозговых травм":
  1. Примеры эффективности ГБО при острой травме головного мозга и нарушениях слуха
  2. Эффективность ГБО в лечении тугоухости после травмы головного мозга
  3. Электроэнцефалограмма головного мозга после травмы на фоне ГБО
  4. Примеры изменения ЭЭГ на фоне оксигенотерапии. Глюкокортикостероиды при ГБО терапии
  5. Гисто-гематические барьеры организма. Гематоэнцефалический барьер
  6. Сосудистая стенка при черепно-мозговой травме. Гемато-лабиринтный барьер
  7. Проницаемость гемато-энцефалического и гемато-лабиринтного барьеров при травмах
  8. Влияние гипоксии на гемато-энцефалический барьер. Гипербарическая оксигенация ГЭБ и гемато-лабиринтного барьера
  9. Лечение нарушений слуха при черепно-мозговой травме
  10. Лечение центральной тугоухости и шума в ушах после черепно-мозговой травмы

Ждем ваших вопросов и рекомендаций: