Изменения в глотке при озене. Риноскопия, аносмия при зловонном насморке.

Атрофический процесс в глотке при осмотре характеризуется тусклым, «лакированным» видом слизистой оболочки задней стенки, так как она бывает покрыта тонкой пленкой засохшей мокроты; если больной производит мускулатурой глотки сжимающие движения, то засохшая мокрота образует очень мелкие складки. Иногда здесь обнаруживаются массивные скопления корок, особенно в области носоглоточного пространства, что создает для больных мучительные ощущения. Распространение атрофического процесса на гортань и трахею в местностях с сухим жарким климатом не представляет большой редкости. Как показывает опыт ларингологической клиники Омского медицинского института, в жаркие и сухие летние месяцы иногда прибывают в порядке оказания неотложной помощи больные со стенозом гортани и трахеи, вызванным накоплением засохших корок в этих отделах дыхательных путей. Н. А. Паутов наблюдал восьмилетнюю девочку с изолированной трахеальной озеной, страдавшую зловонным дыханием и приступами удушья; при ларингоскопии обнаруживались в подсвязочном пространстве гортани массивные, плотно прикрепленные к слизистой оболочке зеленовато-желтые корки, чрезвычайно зловонные. Автор наблюдал также больного сухим бронхитом, у которого приходилось производить повторные бронхоскопии и извлекать из главных бронхов засохшие в виде слепков корки размером с палец.

Если по удалении из носовой полости корок произвести риноскопию, то обращает на себя внимание чрезмерная ширина этой полости: нередко у больных атрофическим ринитом или озеной удается при помощи передней риноскопии заглянуть даже в носоглоточное пространство — увидеть подвижность мягкого неба при фонации и осмотреть устья евстахиевых труб. В редких случаях доступны осмотру верхняя раковина и устье клиновидной пазухи. На слизистой оболочке в разных местах можно еще найти отдельные неудаленные корочки и густой, вязкий зеленовато-желтый экссудат. По общепризнанному воззрению избыточная ширина носовой полости при атрофических ринитах есть следствие атрофии слизистой оболочки и костного скелета носовых раковин. Обычно атрофия начинается с нижней раковины, в редких же случаях атрофией первично поражается средняя раковина. Иногда атрофия захватывает значительные отделы носового скелета; при этом носовая перегородка оказывается совершенно прямой (задержка в росте при развитии заболевания в раннем возрасте). В тех случаях, когда нижняя раковина уже заметно атрофирована, а средняя не задета атрофией или поражена ею в очень незначительной степени, можно впасть в оптическую ошибку и счесть среднюю раковину гипертрофированной. Обычно атрофический ринит и генуинная озена захватывают обе половины носовой полости, но в и:ключительных случаях заболевание может быть односторонним, что оказывается связанным с искривлением носовой перегородки. Обычно при одностороннем искривлении носовой перегородки, в расширенной половине носовой полости возникает компенсаторная гипертрофия носовых раковин; однако иногда вместо указанной гипертрофии раковин в расширенной половине носовой полости отмечается односторонняя озена. Каких-либо язвенных процессов в носовой полости озена не вызывает.

Аносмия в начале заболевания атрофическим насморком может вызываться чисто механическими причинами — насыханием мокроты на слизистой оболочке обонятельной области или закупоркой верхних отделов носовой полости корками. В конечных же стадиях заболевания дегенеративные изменения распространяются и на слизистую оболочку обонятельной области, поражают обонятельный эпителий и таким образом аносмия становится эссенциальной.

озена и зловонный насморк

При атрофических ринитах часто могут иметь место носовые кровотечения, возникающие в результате легкой повреждаемости атрофированной и сухой слизистой оболочки даже при самых незначительных травмах, например при усиленном сморкании с целью удаления корок и т. п.

В выраженных случаях атрофического ринита корки преимущественно лежат на латеральных стенках носовой полости — покрывают носовые раковины, наполняют носовые ходы; кроме того, они покрывают носовую перегородку и лежат на дне носовой полости. В далеко зашедших случаях атрофии носовые раковины оказываются уменьшенными в объеме почти до полного исчезновения. Слизистая оболочка носовой полости оказывается измененной в различной степени: иногда может встречаться только частичная атрофия, в других же случаях вся слизистая оболочка оказывается истонченной, плотной при ощупывании зондом и бледной.

С. М. Компанеец следующим образом описывает процесс накопления корок в носовой полости при озене. Примерно через час после тщательной очистки носовой полости от корок отмечается, что слизистая оболочка покрывается тонким слоем слизи. Через 2 часа тонкий слой слизи покрывает нижнюю и среднюю раковины, причем микроскопическое исследование показывает, что белая пленка, покрывающая раковины, состоит из множества лейкоцитов и скудного количества клеток плоского эпителия; бактерий в слизи еще нет. Через 5 часов в слизи впервые обнаруживаются бактерии, увеличивается число клеток плоского эпителия и появляются тучные клетки. Через 6—7 часов плоского эпителия и бактерий становится еще больше. На следующий день в носу имеется множество корок, но типичного озенозного запаха еще нет. Таким образом, бактерии появляются в экссудате сравнительно поздно.

По данным Фрезе и Кальдера, при озене носовые выделения содержат индол, скатол, сернистые вещества, летучие жирные кислоты, метилмеркаптан и другие вещества, обладающие неприятным запахом. Причина появления запаха при озене еще не выяснена. Возможно, что она заключается в разложении секрета под влиянием жизнедеятельности микробов; в частности, допускается роль В. Perez'а или В. proteus. Допускается также протеолитическое действие бактериальной флоры на секрет. Но существует и иной взгляд, а именно, что основное значение имеет химический состав носового секрета, не зависящий от деятельности микроорганизмов. (С. Г. Боржим).

Озенозный запах приписывают распаду жировых капель, возникающих при жировом перерождении желез слизистой оболочки. С. Г. Боржим нашел в выделениях из носа при озене особые ферменты — протеолитический, ка-талазу и амилазу.

Колебания в силе запаха носовых выделений при озене, связанные с гормональной функцией (усиление запаха при менструации, ослабление запаха при беременности и т. д.), свидетельствуют об изменении химизма выделений в связи с внутренними факторами самого организма больного. В дополнение к изложенным выше данным о патогенезе и клинике атрофических ринитов и озены следует указать на выделение некоторыми авторами особой формы зловонных атрофических ринитов, обозначаемой термином «озеноидная атрофия». А. 3. Дубровский указывает, что этот термин (Гatropine ozenateuse) предложил Комперд (Compaired). Подобные больные страдают атрофическими изменениями слизистой оболочки полости носа и ослабленным обонянием; они предъявляют жалобы на затрудненное носовое дыхание, легкую утомляемость при работе и частые головные боли. А. 3. Дубровский отмечает, что при риноскопии у таких больных, кроме явлений атрофии слизистой оболочки носа и носоглотки, обычно обнаруживается вязкое отделяемое, легко засыхающее в плотно сидящие на слизистой оболочке корки. Однако в отличие от настоящей озены нередко под влиянием терапии эти патологические явления значительно ослабевают или даже почти, совсем исчезают. При обследовании больных, прошедших через отоларингологическую клинику Киевского медицинского института, а также при, диспансеризации детей и подростков, автор обнаружил подобные атрофические изменения у значительного числа (примерно у 13—15% больных) обследованных, причем носовые выделения или корки у этих больных обладали меньшим запахом и легче отделялись, чем при озене, и не содержали в себе капсульных микробов (палочки Абеля, Переца, Фриша и др.).

У ряда больных одновременно с атрофическими изменениями в носу и даже в носоглотке были обнаружены аденоидные разращения, причем после их удаления иногда состояние здоровья у этих больных быстро улучшалось. А. 3. Дубровский отмечает у больных с озеноидной атрофией частое заболевание придаточных пазух носа, слезноносовых путей и среднего уха. При гистологическом исследовании пробных кусочков слизистой оболочки обнаруживалась метаплазия цилиндрического мерцательного эпителия в многослойный плоский и разрастание в подэпителиальном слое соединительнотканных элементов, иногда подвергающихся гиалинизации. Автор полагает, что озеноидная атрофия (I'atrophie ozenateuse по Комперду) не может быть отнесена ни к атрофическим ринитам, ни к озене и представляет собой как бы нечто среднее, переходное между этими двумя клиническими формами. Далее автор высказывает предположение, что благоприятные исходы лечения, сопровождающиеся регенерацией атрофической слизистой оболочки полости носа и даже возникновением гиперпластических явлений, отмеченные некоторыми авторами, имели место не у больных озеной, а именно при указанной форме «озеноидной атрофии». Н. А. Пучковская сообщает, что подобная регенерация вполне возможна, т. е. атрофическая слизистая оболочка в результате лечения может вновь превратиться в нормальную слизистую оболочку, но это бывает только у детей, у взрослых же явления регенерации атрофической слизистой оболочки никогда не отмечалось.

- Читать далее "Диагностика атрофического ринита. Лечение атрофического ринита."

Оглавление темы "Зловонный насморк или озена.":
1. Инфекционные теории озены или зловонного насморка.
2. Роль сифилиса, склеромы и авитаминоза в развитии зловонного насморка или озены.
3. Трофоневротическая и эндокринная теории развития зловонного насморка или озены.
4. Патогенез и патологическая анатомия зловонного насморка или озены.
5. Особенности носовых пазух у больных озеной.
6. Изменение слизистой носа у больных озеной или зловонным запахом.
7. Клиническая картина озены или зловонного насморка.
8. Изменения в глотке при озене. Риноскопия, аносмия при зловонном насморке.
9. Диагностика атрофического ринита. Лечение атрофического ринита.
10. Лечение зловонного насморка. Лечение озены.

Ждем ваших вопросов и рекомендаций: