Особенности носовых пазух у больных озеной.

Н. А. Паутов (1923) на основании исследования гайморовых пазух при оперативных вмешательствах на них указывает, что лишь в единичных случаях отмечались резко бросавшиеся в глаза особенности строения пазух. Так, у нескольких больных были обнаружены действительно очень малые по размеру гайморовы пазухи (величиной с вишню) с очень толстыми стенками (передней и медиальной); однако, наоборот, у нескольких больных при операциях были обнар жены чрезвычайно обширные пазухи. Равным образом можно было отметить хорошо развитые придаточные пазухи на рентгенограммах у большинства больных озеной. Таким образом, дистрофия костного скелета придаточных пазух при атрофических ринитах может быть обнаружена далеко не во всех случаях, точно так же, как не всегда можно встретить при озене и расстройство координации в росте лицевого скелета.

В то время как Мейсер среди 40 больных озеной обнаружил хамепрозопию у 39 человек, Н. А. Паутов, произведя измерения лицевого скелета, из 62 больных озеной нашел ее лишь у 20 больных, что мало отличается от обычных цифр (считается, что в нормальных условиях хамепрозопия встречается в 25% случаев). При гистологическом исследовании костей лицевого скелета при атрофическом рините и озене не обнаружено явных патологических изменений. Макро- и микроскопическое исследование слизистой оболочки гайморовых пазух при озене показало, что во многих случаях в придаточных пазухах имеется совершенно здоровая слизистая оболочка. При наличии сопутствующего гнойного синуита у больных с атрофическим ринитом или озеной на основании гистологических исследований слизистой оболочки также можно было сделать вывод, что атрофические процессы в придаточных пазухах не стоят в зависимости от атрофических ринитов.

Вместе с тем Н. А. Паутов отмечает, что наличие в носовой полости резко выраженного атрофичзского ринита или озены оказывает весьма неблагоприятное влияние на послеоперационную судьбу придаточных пазух носа при операциях по поводу синуита. В этих случаях широкие, радикальные оперативные вмешательства на пазухах лишь создают условия для распространения атрофического процесса из носовой полости на слизистую оболочку, выстилающую придаточные пазухи. То же самое отметил и Лаутеншлегер, указавший, что у больных озеной никогда не наблюдается насыхания корок в гайморовых пазухах; однако это часто имеет место после операций с наложением широкого соустья между носовой полостью и гайморовой пазухой. Лаутеншлегер также изучал состояние костных стенок гайморовой пазухи и пришел к заключению, что они сильно утолщены и склерозированы (особенно медиальные стенки), что происходит в результате особого воспалительного процесса в слизистой оболочке придаточных пазух.

носовые пазухи при озене

Изменения в костных частях носовых раковин при озене могут проявляться уже в самых ранних стадиях атрофического процесса. Гистологическое исследование показывает, что при атрофии раковин в их костной ткани образуются полости вследствие рассасывания кости остеокластами и замещения ее фиброзной тканью. А. X. Миньковский обнаружил, что дегенеративные изменения в слизистой оболочке и в костной ткани носовых раковин могут отличаться в степени выраженности: иногда встречаются далеко зашедшие стадии резорбции кости при сравнительно мало выраженной атрофии самой слизистой оболочки (ее эпителиального и железистого слоев). Поэтому следует различать два вида патологических изменений при атрофических ринитах и озене: 1) развитие процесса с преимущественным поражением слизистой оболочки и 2) развитие процесса с первичным поражением кости носовых раковин и лишь с последующим переходом дистрофического процесса на слизистую оболочку.

Н. А. Паутов отмечает, что гистологическое распознавание атрофического процесса, в частности в слизистой оболочке придаточных пазух, может представить значительные трудности, тогда как клиническое (макроскопическое) распознавание (например, во время операции) гипертрофического или атрофического синуита обычно не представляет трудностей. Здесь приходится руководствоваться не только наличием положительных признаков атрофии (истонченность слизистой оболочки, метаплазия эпителия, инфильтрация, развитие волокнистой ткани), но также и отрицательными симптомами (отсутствие признаков гипертрофии, сосочковых разращений, полипов и др.). Поэтому каждый лишний симптом для гистологического распознавания начальных стадий атрофического процесса в слизистых оболочках был бы чрезвычайно ценен. Штернберг (Sternberg) на основании тщательного гистологического изучения слизистой оболочки носовых раковин у 15 больных озеной пришел к выводу о специфичности наблюдающегося в атрофирующейся слизистой оболочке инфильтрата. Штернберг находит, что инфильтрат подэпителиальной ткани содержит в себе специфические элементы — эозинофильные русселевские тельца (гиалиновоперерожденные плазмоциты) и тучные клетки. Автор считает наличие этих элементов в инфильтрате слизистой оболочки ранним симптомом развивающегося атрофического процесса. В то же время при гистологическом исследовании «сизых пятен», отмеченных В. И. Воячеком на слизистой оболочке носовой полости при бронхиальной астме, вазомоторном насморке и некоторых других неврозах носовой полости, В. Ф. Ундрицем были найдены в ряде случаев изменения, указывавшие на развитие своеобразного атрофического процесса, не сопровождающегося клинической картиной атрофического ринита (отсутствие корок, сухости и т. д.).

Н. А. Паутов проследил патологогистологическую картину слизистой оболочки раковин при атрофических процессах, сопоставляя ее с состоянием слизистой оболочки при других дистрофических процессах носовой полости.

Наиболее постоянные и характерные изменения наблюдаются при озене, тогда как при простых незловонных формах атрофического ринита изменения бывают более полиморфными и не столь постоянными. В любой стадии озены, т. е. при наличии корок, запаха и атрофии вне зависимости от степени последней, по Н. А. Паутову, обнаруживаются определенные, характерные для атрофии гистологические изменения, тогда как при простых атрофических ринитах эти изменения наблюдаются лишь при резко выраженной атрофии. В начальных стадиях простого атрофического ринита изменения имеют общий дистрофический характер (т. е. изменение соотношений между стромой и паренхимой в отношении увеличения стромы — соединительнотканных прослоек). Основные изменения слизистой оболочки при озене, прежде всего обращающие на себя внимание, происходят в эпителии, который во всех без исключения случаях оказывается метаплазированным в мощный многослойный покров, ороговевающий и слущивающийся на своей поверхности. При этом метаплазия наблюдалась не в виде отдельных гнездных участков, а захватывала весь эпителиальный покров пробного кусочка. Изредка можно видеть, как эпителий с поверхности опускает отростки в глубину подлежащей ткани; некоторые из этих отростков проникают довольно глубоко и оканчиваются без резкой границы. Утолщение пограничного слоя между эпителием и подэпителиальной тканью (membrana limitans), отмеченное В. Ф. Ундрицем как свойство особого атрофического процесса в сизых пятнах у страдающих астмой, при озене, по Н. А. Паутову, как правило, отсутствует и встречается лишь в отдельных редких случаях; напротив, при простых атрофических ринитах и при гипертрофических процессах утолщение и гиалиновое перерождение пограничной мембраны отмечается более чем в половине случаев.

При озене с нерезко выраженными явлениями атрофии (начальная стадия) в подэпителиальной ткани обнаруживается необычайно густой круглоклеточный инфильтрат; в более поздних стадиях (с резко выраженной атрофией) инфильтрата уже не отмечается, а вся подэпителиальная ткань состоит из плотных волокнистых тяжей и гиалиновых бесструктурных прослоек. Описанное Штернбергом наличие в инфильтрате гиалиновых русселевских телец встречается лишь в части случаев. Впрочем, помимо телец Русселя (гиалиновых образований шаровидной или грушевидной формы, по величине превышающих размеры элементов инфильтрации), в инфильтрате встречаются в большом количестве гиалиновые глыбки в виде мелких зернышек неправильной формы, местами образующих скопления. В этих случаях в инфильтрате часто встречаются и эозинофилы.

Таким образом, метаплазия эпителия и инфильтрат подэпителиальной ткани с наличием в нем гиалиновых телец чрезвычайно характерны для начальных стадий озенозного или вообще атрофического состояния. Однако с указанием Штернберга на тельца Русселя как на ранний гистологический признак атрофии слизистой оболочки нельзя целиком согласиться, так как довольно часто эти элементы встречаются и при гипертрофических процессах и, наоборот, отсутствуют в некоторых случаях инфильтративной стадии озены.

Железы, за редким исключением, отсутствуют; немногочисленные сосуды имеют утолщенные стенки и иногда окружены инфильтратом.

- Читать далее "Изменение слизистой носа у больных озеной или зловонным запахом."

Оглавление темы "Зловонный насморк или озена.":
1. Инфекционные теории озены или зловонного насморка.
2. Роль сифилиса, склеромы и авитаминоза в развитии зловонного насморка или озены.
3. Трофоневротическая и эндокринная теории развития зловонного насморка или озены.
4. Патогенез и патологическая анатомия зловонного насморка или озены.
5. Особенности носовых пазух у больных озеной.
6. Изменение слизистой носа у больных озеной или зловонным запахом.
7. Клиническая картина озены или зловонного насморка.
8. Изменения в глотке при озене. Риноскопия, аносмия при зловонном насморке.
9. Диагностика атрофического ринита. Лечение атрофического ринита.
10. Лечение зловонного насморка. Лечение озены.

Ждем ваших вопросов и рекомендаций: