Эпидемиология надъядерного паралича. Причины надъядерного паралича.

Прогрессирующий надъядерный паралич был впервые описан канадскими неврологами J.Clifford Richardson и John С. Steele совместно с патоморфологом Jerzy Olszewski в 1963—1964 гг. В серии из 3 статей авторы представили подробный клинико-патомофрологический анализ 7 случаев неизвестного ранее нейродегенеративного заболевания. Случаи ПНП описывались в литературе и ранее, но ошибочно интерпретировались как проявления постэнцефалитического паркинсонизма, с которым ПНП имел как клиническое, так и патоморфологическое сходство (см. гл. 8). Только резкое уменьшение в 60-х годах распространенности паркинсонизма, связанного с эпидемическим энцефалитом, создало условия для идентификации нового заболевания.

В специализированных центрах, занимающихся исследованием паркинсонизма, надъядерный паралич выявляется в 4—7% случаев паркинсонизма (Яхно Н.Н. и соавт., 1997; Golbe L.I., 1997). Поданным различных эпидемиологических исследований, распространенность заболевания составляет 1,4—6,4 (в среднем около 5) случаев на 100 000 населения. При этом новые случаи ПНП регистрируются с частотой 0,3— 1,1 на 100 000 населения в год. Таким образом, ПНП встречается по меньшей мере в 20 раз реже, чем болезнь Паркинсона (БП), но несколько чаще, чем мультисистемная атрофия (МСА). Однако истинная частота ПНП, по-видимому, выше, так как многие случаи остаются диагностированными.

Прогрессирующий надъядерный паралич — заболевание среднего и пожилого возраста. Как правило, заболевают лица старше 45 лет. При этом в большинстве случаев дебют заболевания приходится на возраст от 55 до 70 лет. Таким образом, в среднем ПНП проявляется позже, чем БП и МСА. J.H.Bower et al. (1997) обнаружили, что в возрастном диапазоне от 50 до 99 лет новые случаи ПНП выявляются с частотой 5,3 на 100 000 населения в год. Причем заболеваемость ПНП закономерно увеличивается с возрастом от 1,7 (в возрасте 50—59 лет) до 14,7 (в возрасте 80—99 лет) на 100 000 населения в год. Распространенность ПНП улиц старше 55 лет достигает 14,3—25,1 на 100 000 населения. Как и БП, ПНП несколько чаще (в 1,3-2 раза) поражает мужчин.

Этиология прогрессирующего надъядерного паралича

В основе прогрессирующего надъядерного паралича лежит селективная гибель отдельных групп нейронов и глиальных клеток в различных областях мозга, прежде всего в стволе и базальных ганглиях, причины которой остаются неизвестными. ПНП входит в группу нейродегенеративных болезней, общей чертой которых является накопление в клетках головного мозга патологического фосфорилированного тау-протеина, образующего нейрофибриллярные клубочки (НФК) и нейропильные нити. К этой группе, которую обозначают как maynamuu (тауопатии), помимо ПНП, принадлежат также болезнь Альцгеймера, болезнь Пика, постэнцефалитический паркинсонизм, посттравматический паркинсонизм (энцефалопатия боксеров), паркинсонизмБАС-деменция, кортикобазальная дегенерация, а также ряд наследственных заболеваний (наследственные мультисистемные таупатии) — лобно-височная деменция с паркинсонизмом, связанная с мутацией на 17-й хромосоме, паллидо-понто-нигральная дегенерация.

паралич лицевого нерва

Тау-протеин — низкомолекулярный белок, способствующий сборке микротрубочек из белка тубулина и стабилизирующий цитоскелетную структуру нейрона. Молекулярная масса тау-протеина, морфология НФК, преимущественная локализация процесса при различных заболеваниях, относящихся к таупатиям, отличаются, но единые черты могут свидетельствовать об общности патогенеза.

Хотя подавляющее число случаев прогрессирующего надъядерного паралича имеют спорадический характер, нельзя исключить наследственную предрасположенность к заболеванию, определяющую уязвимость отдельных групп нейронов к патогенным воздействиям, как, например, при болезни Альцгеймера. В последние годы эта гипотеза была подтверждена выявлением связи ПНП с генетическим полиморфизмом по гену, кодирующему тау-протеин.

Полагают, что важным фактором развития прогрессирующего надъядерного паралича может быть воздействие экзогенных токсических веществ, роль которых показана при другой таупатии — паркинсонизме-БАС-деменции. В пользу нейротокси ческой гипотезы происхождения ПНП свидетельствует и обнаружение среди местных жителей французской Вест-Индии (Гуам, Гваделупа) высокой частоты паркинсонизма, резистентного к леводопе, который клинически напоминает ПНП. По некоторым данным, высокая распространенность этого заболевания на Гваделупе объясняется употреблением в пищу некоторых тропических фруктов или травяного чая из тропических растений, содержащих алколоиды бензил-тетра гидро-изохинолины, которые способны вызывать паркинсонизм у лабораторных животных. Полагают, что действие токсинов аналогично эффекту МФП+ или опосредовано гиперстимуляцией глутамат ных рецепторов NMDA-типа. В некоторых случаях изменение структуры питания и отказ от употребления этих фруктов приводил к клиническому улучшению.

Существуют гипотезы, связывающие развитие прогрессирующего надъядерного паралича с дефицитом трофических факторов, действием эндогенных токсинов, образующихся в ходе метаболических процессов, накоплением металлов, нарушением метаболизма ксенобиотиков или репарации ДНК, вирусной или прионной инфекцией, но ни одна из них не нашла экспериментального или клинического подтверждения.

Агрегации тау-протеина могут способствовать избыточная продукция свободных радикалов и перекисное окисление липидов. Как и в случае БП, при ПНП отмечено накопление негемического железа в черной субстанции и скорлупе, но, в отличие от БП, активность ферритина, способствующего мобилизации избыточного железа, в этих структурах не снижена, а повышена, что указывает на то, что отложение железа скорее всего представляет собой неспецифическую реакцию на дегенеративный процесс (Gearing M. et al., 1994).

Эпидемиологические исследования в силу редкости заболевания не позволяют четко идентифицировать факторы его риска, но, как показали некоторые исследователи, больные с ПНП несколько чаще живут в сельской местности, небольших городах и в среднем менее образованы (Golbe L.I. et al., 1996). По мнению авторов, это лишь косвенные факторы, возможно, отражающие особенности питания, профессии, образа жизни, которые и определяют подверженность действию токсинов. В то же время доказательств неблагоприятной роли пестицидов, гербицидов или каких-либо других токсических факторов получено не было.

Семейные случаи прогрессирующего надъядерного паралича крайне малочисленны, к настоящему есть сообщения лишь о 12 таких семьях. Генеалогический анализ позволил предположить, что, по крайней мере, в 8 семьях имеет место аутосомно-доминантный тип наследования с неполной пенетрантностью. Генетический дефект, лежащий в основе семейных форм, к настоящему времени идентифицировать не удалось. Анализ семейных случаев показал необычайную фенотипическую вариабельность заболевания: помимо количественно преобладающих типичных случаев ПНП, в семьях выявлен широкий спектр атипичных фенотипов, включающий изолированную деменцию, паркинсонизм без других проявлений ПНП, постуральный тремор, изолированное нарушение ходьбы, а также сочетание тремора с дистонией, тиками и параличом взора (Rojo A. et al., 1999).

Молекулярно-генетические исследования у больных со спорадическими случаями прогрессирующего надъядерного паралича позволили выяснить, что вероятность развития заболевания зависит от полиморфизма одного из фрагментов (интронов) гена тау-протеина. Риск заболеть ПНП выше при гомози-готности по одному из вариантов этого фрагмента (АО). Однако аналогичная генетическая комбинация наблюдается и у 55% здоровых лиц. Это указывает на существование других генетических и экзогенных факторов, способствующих развитию заболевания (Golbe L.I., 1998).

- Читать далее "Патоморфология проргессирующего надъядерного паралича. Изменения при надъядерном параличе."

Оглавление темы "Прогрессирующий надъядерный паралич.":
1. Эпидемиология надъядерного паралича. Причины надъядерного паралича.
2. Патоморфология прогрессирующего надъядерного паралича. Изменения при надъядерном параличе.
3. Патогенез проргессирующего надъядерного паралича. Патогенез двигательных нарушений.
4. Дисфункция субталамо-паллидо-таламического сегмента. Поражение интерстициального ядра Кахаля.
5. Патогенез глазодвигательных нарушений. Патогенез когнитивных нарушений.
6. Клиническая картина надъядерного паралича. Паркинсонизм при надъядерном параличе.
7. Нарушения ходьбы при надъядерном параличе. Причины нарушения ходьбы.
8. Пирамидный синдром. Псевдобульбарный синдром.
9. Глазодвигательные нарушения. Клиника глазодвигательных нарушений при надъядерном синдроме.
10. Дисфиксационные саккады. Диагностика нарушений движений глаз.

Ждем ваших вопросов и рекомендаций: