Абсцесс левой височной доли и интрадуральный абсцесс

5/III в Архангельскую ЛОР клинику поступил больной К-нин, 54 лет, с диагнозом: „Левосторонний хронический гнойный отит". (Ист. бол. № 1327).
Левое ухо заболело — лечился амбулаторно, отмечая периодическое возобновление гноетечения и по-нижение слуха. В последнее время появилось слабо выраженное головокружение и головная боль; они-то и заставили больного лечь в больницу.

Объективно: общее состояние больного удовлетворительное; сознание полное; речь логичная; сон крепкий. Пульс—78, хорошего наполнения; ни тошноты, ни рвоты, ни запоров, ни апатии. Внутренние органы, верхние дыхательные пути и правое ухо без существенных отклонений. Левое ухо — гной и грануляции заполняют весь наружный слуховой проход, закрывая барабанную перепонку. Слух на правое ухо удовлетворительный, на левое—резко понижен; Вебср влево. Вестибулярный аппарат функционирует нормально. Ни мозговых, ни менингеальных симптомов нет.

Анализ крови: РОЭ — 5; лейкоц. — 4600; лейкоцитарная формула: сегм. — 70%; лимфоц.—28%; моноц. — 0,5%; эоз. — 1%.
13/III Радикальная операция левого уха. Обнаружены полипы, грануляции и остатки кариозных слуховых косточек в барабанной полости, обнажена твердая мозговая оболочка средней черепной ямки, патологии на оболочке нет, пункция мозга не произведена.

Назначен внутримышечно 0,8% стрептоцид, ежедневно по 300,0.
С 14/III до 20/III температура 37,3 — 39,0. РОЭ —52; лейкоц.— 10 000. Больной стал заговариваться. Отвечает нелогично. Пульс 76—64, хорошего наполнения. Кашля нет, ригидности затылка нет. В ране много гноя; при придавливании на твердую мозговую оболочку средней черной ямки — кюретка проваливается в левую височн долю; свободного гноя в полости мозга не обнаружено.

20/III. Консультация невропатолога: "Бессознательного состояния нет, больной смотрит осмысленно и может повторять некоторые из задаваемых ему проб. Имеется сенсорная афазия. Спонтанная речь отсутствует. Имеется и моторная афазия. Сухожильные рефлексы заторможен. Чувствительность исследовать нельзя. Патологических рефлексов нет. Менингеальных симптомов нет. Обнаружены все виды афазии; имеются локальные симптомы со стороны левой височной доли".

21/III. Пульс 64; температура 37,8 — 36,7. Недержание мочи. Фамилию свою называет, но имени своего сказать не может. Отмечается склонность повторять одно и то же слово. Объясняется жестами. Перевязка — рана сухая; в полости абсцесса левой височной доли гноя нет. Пункция височной доли в разных направлениях — гноя нет.
23/III. Exitus

Вскрытие. Патолого-анатомический диагноз: „Состояние после радикальной операции левого уха и вскрытии абсцесса левой височной доли мозга; интрадуральный осумкованный абсцесс вокруг левой лобной доли; гнойный базальный менингит".

Таким образом, комбинация абсцесса левой височной доли мозга и ограниченного гнойного менингита в области левой лобной доли плюс базальный менингит привели больного к летальному исходу.

абсцесс мозга

Головокружение и головные боли заставили К-на обратиться к амбулаторному врачу и согласиться на госпитализацию и операцию.
Но внутричерепные осложнения выявились только после хирургического вмешательства: оно, повидимому обострило уже начавшуюся декомпенсацию хронического абсцесса мозга. Это можно утверждать категорически, ибо в день прибытия больной имел РОЭ—5, лейкоц. — 460 и температуру 36,5; после же операции РОЭ стала 52 лейкоцитов стало 10 000; температура—39,0.

Если бы мы пунктировали мозг во время операции можно было бы еще заподозрить, что из больного уха была внесена инфекция в вещество мозга. Но мы не предполагали встретиться здесь с гнойником височной доли, а мозговая оболочка была наружно без признаков патологии поэтому мы пункции но произвели.

Приведенный случай доказывает несомненную возможность появления ярких симптомов внутричерепного осложнения в результате хирургического вмешательства по поводу хронического гнойного отита. Но интерпретация при этом у некоторых авторов своеобразна. Они утверждают, что здесь причиной появления мозгового абсцесса является якобы грубая техника операции (молотком и долотом). Может быть, в этом есть какая-то доля истины. Доказать же ее не легко.

Известна ведь и другая сторона, именно — дремлющая инфекция. Опытный хирург избегает вмешательства по поводу долголетних инородных тел в черепном содержимом, например, пуль и осколков снарядов после военных травм, опасаясь разжечь там дремлющую инфекцию, это избитая истина.
Однако никто при этом не переносит акцент на метод хирургического воздействия, на грубость оперативной техники.

Сама по себе дремлющая инфекция является опасностью. Другое дело, что инородные предметы в мозгу не всегда обязывают нас оперировать больного.
Поэтому и мы, отохирурги, не всегда оперируем хронические гнойные отиты. Нас об языв аю т к этому жалобы, как в данном случае, на головные боли, головокружение и тому подобные симптомы какого-то осложнения, которое и без нашего вмешательства погубило бы больного.

До операции у К-на не было очаговых симптомов гнойника левой височной доли: абсцесс находился в стадии компенсации. Психика и habitus больного не вызывали никаких подозрений о наличии абсцесса мозга. Интрадуральные абсцессы обычно тоже протекают бессимптомно.

Невропатолог нашел признаки пораясения височной доли после нашего хирургического диагноза, когда кюретка провалилась в полость самопроизвольно опорожнившегося абсцесса. Последний самостоятельно вскрылся через свищ, который пропустил и кюретку — отсюда большое скопление гноя, обнаруженного в ране во время перевязки. На основании этого гноя, повышенного лейкоцитоза и парафазии мы стали искать абсцесс и тогда только нашли свищ.

Что интрадуральный гнойник диагносцирован не был, нае не удивляет, потому что мы еще не привыкли к тому факту, что ограниченный менингит иногда способен вызвать дисфункцию коры соответствующей доли мозга с характерными локальными симптомами.

Мы повторно пунктировали височную долю, уж после консультации невропатолога, предполагая существование парного абсцесса в ней, хотя моторная афазия обязывала итти на л обную долю даже и без cooтветствующих указаний невропатолога. Хирург должен базироваться на своих хирургических данных больше, чем на данных консультанта-невропатолога. Но этот принцип еще не твердо усвоен отохирургами, поэтому мы сомневаемся в правильности .хирургического мышления и колеблемся тогда, когда нужна решительность и активность.
Ежедневное введение стрептоцида не помогло больному ибо интрадуральный абсцесс не был опорожнен.
Назальный менингит выявился только на секции.

- Читать далее "Парный абсцесс височной доли мозга"

Оглавление темы "Клинические примеры абсцессов мозга":
  1. Причины амнестической афазии. Амнезия при экстрадуральном абсцессе
  2. Самопроизвольно вскрывшийся абсцесс правой височной доли головного мозга
  3. Амбулаторно-диагносцированный абсцесс левой височной доли мозга
  4. Абсцесс левой височной доли и интрадуральный абсцесс
  5. Парный абсцесс височной доли мозга
  6. Три абсцесса мозжечка
  7. Абсцесс спинного мозга у больного
  8. Абсцесс теменной доли мозга. Ложный абсцесс головного мозга
  9. Течение и прогноз отогенных абсцессов мозга
  10. Нарушения слуха после радикальной операции - трепанации черепа

Ждем ваших вопросов и рекомендаций: