Абсцесс височной доли и экстрадуральный абсцесс. Прогнозы при отогенных абсцессах мозга

Мальчик, 6 лет, страдает левосторонним отитом уже около года; лечился амбулаторно. 19/Х 1994 г. гноетечение из левого уха усилилось, появилась головная боль, бессонница, общая слабость; один раз была рвота; мальчик старался больше лежать. Когда за ухом появилась припухлость, врач направил ребенка в Архангельскую ЛОР клинику с диагнозом "мастоидит".

Мы обратили внимание, что ребенок, принесенный на руках, стонет, капризничает, часто вздыхает; на все вопросы быстро и толково отвечает. Жалуется па головную боль. Керииг (+). Ригидность затылочных мышц резко выражена. Температура 38,5; пульс 80. За левым ухом флюктуирующая отечность тканей над левым сосцевидным отростком. Обильное гпоетечение из левого уха, свищ на задней стенке левогo наружного слухового прохода, весьма отечного, суженного, прикрывающего барабанную перепонку. РОЭ— 65; лейкоцитов—16 000.

Ввиду такого обострения хронического гнойного отита, с признаками сепсиса, менингита и мастоидита, производится радикальная операция левого уха. Обнаружено: субпериостальный абсцесс и свищ на передней стенке сосцевидного отростка, холестеатома в антруме и в полости среднего уха; ихорозный гной в большом количестве между костной стенкой и твердой мозговой оболочкой средней черепной ямки. Свищ на горизонтальном полукружном канале. Пункция височной доли — гноя нет.

После тщательного кюретажа введены тампоны с риванолом, наложена повязка. Назначено: стрептоцид внутримышечно и сульфидин в порошках; еяседневные перевязки. С неделю мальчик чувствовал себя хорошо, начал самостоятельно ходить. Аппетит и сон вошли в норму. В заушной рапе гноетечение уменьшилось.
7/XI у ребенка появилась сонливость; забыл названия предметов; на все вопросы отвечает "не знаю". Температура 38,0—37,8; пульс 100; самочувствие плохое.

Перевязка; пункция левой височной доли — гной. Инцизия мозга; расширена полость абсцесса носовым зеркалом и выпущено около столовой ложки фетидного гноя. Введена марлевая лента в гнойник, тампоны с риванолом в сосцевидный отросток и среднее ухо; продолжены стрептоцид внутримышечно и сульфидин в порошках.

Через неделю консультант-невропатолог записывает: „Имеется амнестическая афазия". Через две недели самочувствие мальчика хорошее; амнестической афазии нет; в полости мозгового абсцесса гноя почти нет.

9/ХII 1994 г. в хорошем состоянии ребенок выписан. 6/Х 1996 г. пришел к нам па контрольный осмотр и был демонстрирован на лекции студентам V курса Архангельского медицинского института для иллюстрации отдаленных результатов лечения отогенного абсцесса мозга.
Pitt наблюдал из двенадцати случаев одну такую комбинацию с экстрадуральным абсцессом.

операция при абсцессе мозга

Lund из сорока абсцессов мозга наблюдал четыре подобных комбинации.
У нас из четырнадцати вариантов абсцесса височной доли два случая были комбинированы с экстрадуральный абсцессом; оба были вскрыты обычной инцизией мозга с последующей тампонадой и закончились выздоровлением.

В случае 2, с установленным до операции точным диагнозом, больной Б-ев самостоятельно пришел в нашу клинику, находясь в полном сознании, с ясно выраженной амнестической афазией: случай простой.

В случае 1, о неуточнённым до операции диагнозом, больная была доставлена в клинику каретой „Скорой помощи" в тяжелом состоянии; наш консультант-невропатолог обследовал ее и написал; „Данных, говорящих об органическом поражении центральной нервной системы, нет". Операция была произведена только ввиду явного обострения хронического гнобного отита с холестеатомой. И неожиданно, во время операции, обнаружился свищевой ход в гнойник височной доли.

В 3-м случае, с предположенным до операции внутричерепным осложнением, больной П-ов прибыл в клинику в полночь, в тяжелом полубессознательном состоянии; здесь можно было допустить любое отогенное заболевание, в том числе и абсцесс мозга, но точно высказаться было трудно. Во время же операции обнаружился большой экстрадуральный абсцесс, который удовлетворительно объяснял тяжесть состояния больного и удержал нас от дальнейших поисков. Казалось нецелесообразным пунктировать, рискуя внести инфекцию в вещество мозга, когда нет точных симптомов мозгового абсцесса. И только через день после операции, когда мы впервые отметили амнестическую афазию, да и общее состояние больного ухудшилось так, что потребовалась ревизия раны, — был обнаружен свищевой ход в полость абсцесса левой височной доли.
У мальчика К-на (случай 6) мы пунктировали височную долю мозга во время первой операции, но безрезультатно. И только при перевязках обнаружили абсцесс.

Наконец в остальных двух случаях (4 и 5), хотя больные и не были в чрезмерно тяжелом состоянии и самостоятельно пришли в клинику, диагноз мозгового гнойника до операции не был поставлен, может быть, потому, что у обоих был правосторонний отит с поражением правой височной доли мозга.

Операция у последних двух больных производилась по строгим отиатрическим показаниям. Причем в случае 4 был обнаружен свищ, облегчивший выявление гнойника мозга, а затем во время перевязок выявился и второй абсцесс той же правой височной доли.

В другом случае (5) dura mater была на вид нормальна, поэтому, за отсутствием точно установленного диагноза, пункция мозга не была произведена, а впоследствии, во время перевязок, неожиданно выявился абсцесс правой височной доли.

Следовательно, ценным для всех шести больных было то, что они поступили в ушную клинику, где были оперированы своевременно, а затем, в послеоперационном периоде, находились под бдительным контролем; к тому же все обладали отличной врожденной сопротивляемостью. Правда, в первом случае ошибся в своей области даже невропатолог, не нашедший признаков органического поражения центральной нервной системы у больной 3-ной, имевшей зрелый абсцесс мозга. Стало быть, не только отиатр может испытывать затруднения в неврологической диагностике мозговых осложнений. Но так же, как в приведенных случаях отохирург мог обойтись без помощи нейрохирурга, так можно будет обходиться в будущем и без непременной помощи невропатологов для точной диагностики внутричерепных осложнений, если отоларингологи глубже вникнут в область отоневрологии.
В 1928 г. по поводу доклада Бабыкиной о двух случаях абсцесса мозга с исходом в выздоровление Свержевский подчеркнул, что подобный исход встречается сравнительно редко.

С. М. Компанеец в 1929 г. заявил по поводу сообщения о случае выздоровления в его клинике больного с абсцессом мозга: „До сих пор у нас был только один случай выздоровления от абсцесса большого мозга".
В клинике В. И. Воячека до 1924 г. статистика показала 0 % выздоровления при абсцессах большого мозга.

- Читать далее "Комбинированные абсцессы височной доли мозга. Абсцесс левой височной доли и менингит"

Оглавление темы "Клинические примеры отогенных абсцессов мозга":
  1. Клинические примеры абсцессов мозга. Абсцесс мозга выявленный во время операции
  2. Пример абсцесса левой височной области. Отогенный абсцесс мозга у ребенка
  3. Абсцесс мозга и экстрадуральный абсцесс. Пример отогенного абсцесса мозга у подростка
  4. Парный абсцесс височной доли. Течение двойных отогенных абсцессов мозга
  5. Абсцесс мозга выявленный при перевязке после операции на ухе
  6. Абсцесс височной доли и экстрадуральный абсцесс. Прогнозы при отогенных абсцессах мозга
  7. Комбинированные абсцессы височной доли мозга. Абсцесс левой височной доли и менингит
  8. Абсцесс правой височной доли и менингит. Абсцесс мозга и отогенный сепсис
  9. Абсцесс мозга, менингит, синус-тромбоз, сепсис у мальчика 7 лет
  10. Парный абсцесс височной доли и синус-тромбоз у мужчины 38 лет

Ждем ваших вопросов и рекомендаций: