Психология совращенных малолетних детей и подростков - ощущение бессилия

Дети, пережившие сексуальное насилие, страдают от целого ряда эмоциональных последствий, и в последние годы интенсивно обсуждается вопрос о том, как разработать модель поведения, которая бы позволила свести на нет такие последствия. Это оказалось очень нелегко, главным образом потому, что, согласно большинству исследований, совращение малолетнего чревато множеством воздействий и не позволяет выделить какую-либо основную симптоматику [Kendall-Tackett et al.].

В понимании разных аспектов, ассоциируемых с фактом совращения, мне показалась полезной «Модель травмагенной динамики», предложенная Finkelhor и Browne. Я собираюсь осветить некоторые специфические эмоциональные последствия такой ситуации, используя эту модель.

Далее я рассмотрю некоторые факторы, которые могут смягчить последствия сексуальных насильственных действий и, наконец, перейду к тому, как некоторые дети передают свое эмоциональное напряжение. Все выводы и интерпретации основаны на моем собственном опыте клинициста, работающего с детьми и подростками, подвергшимися сексуальному совращению.

Finkelhor и Browne называют четыре основных направления динамического развития последствий совращения.
1. Ощущение бессилия.
2. Предательство.
3. Стигматизация.
4. Травматическая сексуализация.

Рассмотрим каждое из этих направлений по очереди, освещая связанные с ними конкретные вопросы и соотнося их с не менее вероятными эмоциональными последствиями совращения.

Бессилие у совращенных малолетних

В большинстве определений совращения малолетних фигурирует прежде всего применение силы [Macloed, Saraga]. При совращении девочку насилуют, ее желаниями пренебрегают, у нее нет ни выбора, ни возможности управлять тем, что с ней происходит.

Девочка живет в условиях постоянного страха, что это опять повторится, что, если она не выполнит предъявляемых к ней требований, ей или ее близким будет причинена боль. Физическое ощущение бессилия влечет за собой ряд важнейших эмоциональных последствий.

Беспокойство и страх у совращенных малолетних

Уязвимость и неспособность себя защитить заставляют ребенка жить в страхе и волнении независимо от того, существует ли реальная угроза, поскольку сам насильственный акт иногда начинается внезапно, и девочка ощущает страх в любом месте, где может присутствовать совратившее ее лицо.

Если это происходит дома, — а такие случаи очень распространены, — девочка находится почти постоянно в эмоциональном напряжении. Иногда она обреченно возвращается на место, где обычно происходит насилие, и ждет неминуемого.

Страх и волнение могут усугубляться дополнительными угрозами нанести вред самому ребенку или его близким. Такая угроза может быть как реальной, так и воображаемой. Детей до сих пор воспитывают в послушании взрослым, особенно тем, кто непосредственно контролирует их жизнь, например учителям и родителям, и действительные угрозы могут означать, например, отказ в любви и усиление отрицательных сторон жизни, например боли.

Угрозы самому ребенку могут потерять свою силу, так как девочка постепенно к ним привыкает, поэтому часто угрозы направлены против людей и вещей, которые она любит (воспитательница, подруга, животные и игрушки). Иногда это ускоряет раскрытие факта жестокого обращения. Так, ребенок может открыться сестре, когда она достигает того же возраста, в котором девочка впервые пережила сексуальное насилие.

Страх и волнение могут распространиться на все ситуации и всех людей, с которыми ассоциировался факт насилия. Ребенок может начать бояться ванных комнат, если именно в ванной обычно происходит насилие. Девочки нередко опасаются всех мужчин и впадают в ужас от их присутствия.

совращение малолетних

Депрессия и беспомощность у совращенных малолетних

По мере того как ребенок осознает, что он не властен над тем, что творится вокруг, и убеждается, что его воля не имеет никакого значения, у него появляется глубокое чувство беспомощности. Пережившие жестокое обращение дети часто говорят о том, что «стараются исправиться». Девочка старается понять, за что ее обижают, особенно если это человек, которого она любит, поэтому ей кажется, что если она будет «хорошей девочкой», все будет в порядке.

Между тем девочка никогда ни в чем не виновата, поэтому «исправиться» ей не удается! Она начинает понимать, что как ни старайся, ничего не получится. Стремясь найти какое-то объяснение своим несчастьям, ребенок приходит к выводу, что он «плохой». Это двойное ощущение себя беспомощной и виноватой часто ведет к депрессии и тоске.

Ощущение беспомощности иногда усугубляется после того, как благодаря расследованию преступление раскрывается, а ребенок чувствует, что от него ничего не зависит. Тоска также может углубиться. К тоске может присоединиться горе из-за утраты надежды на опору со стороны того, кто совершал злодеяние, но олицетворял для ребенка близкого человека.

Психологическая раздвоенность у совращенных малолетних

Для пережившего насильственный сексуальный контакт ребенка мир делится на тех, кто насилует, и тех, кого насилуют. Поскольку девочка никак не может повлиять на обидчика, она всегда относит себя ко второй категории. Это может привести к повторным насильственным контактам, поскольку она не пытается себя защитить («бесполезно что-либо делать, значит, мне этого не избежать») и готова смириться со всеми последствиями («значит, я сама виновата»).

Привычное восприятие себя как жертвы мешает ребенку впоследствии справляться с эмоциональными трудностями, и девочка не может активно участвовать в своем выздоровлении. Этот стереотит1 наносит ей психологический вред, поскольку, с ее точки зрения, ей не на что надеяться, надо просто ждать того же самого в будущем.

Некоторые дети, наоборот, отвергают роль жертвы в пользу единственной понятной им альтернативы, они становятся на путь насилия по отношению к другим — физического или сексуального. Ведь их опыт говорит, что ситуацию контролирует тот, кто применяет насилие, а значит, контроль над ситуацией и власть над другим — это и есть насилие. Среди девочек такая позиция встречается реже, возможно, потому что общество приписывает женщине другую роль, воспринимая ее как существо, лишенное агрессии и призванное заботиться о других.

Еще одна разновидность разделения мира на две категории — идеализация, когда ребенок наделяет тех, кто не подвергает его жестокости, всеми известными ему положительными качествами. Малейший намек на обиду со стороны идеализируемого человека имеет для девочки глубочайшие психологические последствия, возрождая в ней опасения, что теперь и он — потенциальный насильник. Бессознательно стремясь защититься от таких чувств, дети порой отказываются воспринимать информацию, способную нарушить созданный в их воображении идеальный образ.

Наконец, девочка может испытывать некую психологическую раздвоенность. Если она внушила себе, что сексуальному насилию подвергаются только «плохие дети», она может попытаться дистанцироваться от этой стороны своей личности. Каждый насильственный сексуальный или половой акт для нее — подтверждение ее воображаемой вины, и, защищаясь от сознания того, что она кругом сама виновата, которое не дает ей избавиться от отчаяния и депрессии, девочка отказывается признаться сама себе, что с ней происходит то, что происходит.

В экстремальных случаях это состояние переходит в «раздвоение личности».

Диссоциация у совращенных малолетних

Есть еще одно последствие бессилия, родственное состоянию «раздвоения», — диссоциация. Один из способов, которым пользуются дети, чтобы справиться с переживаниями во время насильственного акта, — это психологическая дистанцированность. Ребенок не в состоянии воздействовать на то, что делают с его телом, однако он учится об этом не думать. Иногда, например, дети представляют себя лежащими на потолке или занимающимися какой-либо любимой игрой. И опять же, такая модель может быть перенесена и на другие стрессовые ситуации, тогда возникают проблемы концентрации, появляется склонность к грезам, эмоциональному отчуждению и неадекватным реакциям.

Психологические механизмы защиты, в частности «раздвоение» и диссоциация, бывают настолько сильны, что ребенок действительно «забывает» о факте сексуального насилия в тот момент, когда оно не происходит, или когда акт закончился. Однако воспоминание о нем остается в подсознании, поэтому постоянно готовое вспыхнуть беспокойство, страхи и депрессия не исчезают, а «контрастные» мысли, кошмары, незнакомые ощущения могут заново воссоздать печальный опыт в воображении ребенка.

- Рекомендуем вам следующую статью "Предательство в психологии совращенных малолетних детей и подростков"

Оглавление темы "Детская гинекология":
  1. Психология совращенных малолетних детей и подростков - ощущение бессилия
  2. Предательство в психологии совращенных малолетних детей и подростков
  3. Стигматизация в психологии совращенных малолетних детей и подростков
  4. Травматическая сексуализация в психологии совращенных малолетних детей и подростков
  5. Факторы влияющие на тяжесть последствий сексуального насилия детей
  6. Что делать после того как ребенок рассказал о сексуальном насилии?
  7. Эмоциональное состояние ребенка подвергающегося сексуальному насилию
  8. Особенности беременности девочек-подростков
  9. Преждевременные роды у девочек-подростков
  10. Особенности родов у девочек-подростков

Ждем ваших вопросов и рекомендаций: