Методы оценки мутационной теории старения. Оценка мутаций у долгожителей

Недавно Александер подверг критике интерпретацию, которую дает Куртис своим экспериментальным данным. Александер пишет: «Радиационное старение мышей значительно отличается от нормального старения. Соматические мутации не имеют существенного значения ни при нормальном старении, ни при радиационном уменьшении продолжительности жизни мышей и, возможно, других млекопитающих. Они не являются главным фактором старения. Опыты Куртиса я интерпретирую иначе, чем автор, и не считаю их доказательством мутационной теории старения. Куртис четыреххлористым углеродом разрушает 65% клеток печени.

Остающиеся клетки печени начинают делиться. Без каких-либо доказательств предполагается, что частота хромосомных перестроек пропорциональна количеству имеющихся у животных соматических мутаций. В этих опытах количество хромосомных аберраций линейно увеличивается в первые 12 месяцев жизни мышей, а затем их уровень надает. Это само по себе не является доказательством причинных взаимоотношений (между хромосомными аберрациями и старением,—Г. Б.), так как их количество не увеличивается в старости.

В решающем опыте Куртис показал, что количество хромосомных перестроек больше у мышей с меньшей продолжительностью жизни (395 дней), чем с большей продолжительностью (600 дней). Если бы продолжительность жизни этих мышей была мерой скорости старения, это было бы впечатляющим доказательством правоты. К сожалению, нет доказательств того, что линия мышей с меньшей продолжительностью жизни стареют быстрее. В указанном опыте использовались самки высокораковой линии, у которых часто возникает рак молочной железы. Животные умирали от рака раньше, чем они становились старыми! У человека с возрастом количество хромосомных аномалий увеличивается, но эти аномалии ограничены половыми хромосомами. Они также не доказывают правоту утверждений Куртиса».

Другой метод учета соматических мутаций — иммунологический — разрабатывался для обнаружения в клетках костного мозга мутаций тех генов, которые ответственны за синтез эритроцитных антигенов. Уже говорилось о том, что та или иная система групп крови обусловливается одним геном. В 1958 г. Атвудом было показано, что у здоровых лиц с группой крови А имеется фракция эритроцитов, не агглютинирующаяся сывороткой анти-А. Атвуд и Шайнберг предположили, что неагглютинабильные эритроциты появляются в результате мутаций зародышевых клеток. Частота встречаемости клеток этой фракции — порядка 0.001.

мутационная теория старения

Шайнберг и Реккел в некоторой степени подтвердили мутационную природу неагглютинабильных эритроцитов. Исходя из предпосылки, что если неагглютинабильные эритроциты являются мутантами, то количество их в результате рентгеновского облучения должно возрастать, они действительно нашли увеличение частоты встречаемости неагглютинабильных эритроцитов у облученных голубей. Частота встречаемости неагглютинабильных эритроцитов возвращалась в норму по истечении 2— 3 месяцев после облучения.

Если метод Атвуда действительно определяет частоту соматических мутаций, то эта частота (10-2—10-3) очень велика — на два-три порядка выше, чем в половых клетках. Однако нет доказательств того, что по методу Атвуда мы действительно определяем настоящие спонтанные соматические мутации, а не результат каких-то других изменений свойств эритроцитов.

В указанных работах Атвуд, а также Грабе и Майский не нашли корреляции между частотой мутации и возрастом организма. По данным В. Колпакова (личное сообщение), частота мутаций в эритроцитах человека также не зависит от возраста (24 года — 87 лет).

Если Файла, Сцилард, Куртис не рассматривали тонкие биохимические механизмы соматических мутаций и «ударов старения», то Ж. А. Медведев и Сайнекс много внимания уделили теоретическому анализу конкретных биохимических и биофизических процессов, лежащих в основе старения клеток и организмов. Авторы подчеркивают, что процессы старения, начинаясь на молекулярном уровне, затрагивают все уровни организации живых существ. В основе этих процессов лежат случайные события — ошибки синтеза белков и нуклеиновых кислот, микроповреждения клетки физическими и химическими факторами, нарушения питания клеток и т. д.

Стрелер случайные факторы возрастных повреждений дополняет генетическими причинами (сверхдифференцировка, накопление побочных продуктов или разрушение компонентов клеток и т. д.). Он критически относится к мутационной теории старения, отмечает сложность и многообразие причин и механизмов процесса старения.

Согласно Ж. А. Медведеву, одной из основных причин изменений при старении является постепенное ослабление контроля ядерной ДНК над синтезом ядерной и цитоплазматической РНК после завершения формообразовательного процесса, особенно в высоко специализированных и неспособных к делению клетках. Автономная репродукция РНК не отличается высокой точностью и допускает появление ошибок, что приводит к накоплению повреждений, являющихся причиной старческих изменений. Ж. А. Медведев в своей схеме старения на молекулярном уровне рассматривает также ошибки синтеза ДНК, белка и многочисленные другие факторы.
Отметим те трудности, с которыми сталкивается мутационная теория старения.

- Читать далее "Критика мутационной теории старения. Ошибки лучевой теории старения"

Оглавление темы "Современные генетические теории старения":
1. Радиационная теория старения. Влияние радиации на старение
2. Достоверность мутационной теории старения. Теория старения Куртиса
3. Методы оценки мутационной теории старения. Оценка мутаций у долгожителей
4. Критика мутационной теории старения. Ошибки лучевой теории старения
5. Несостоятельность мутационной теории старения. Почему мутация не влияет на долголетие?
6. Оценка теории старения Сциларда. Теория старения Хармана
7. Парабиоз и долголетие. Аутоимунная мутационная теория старения
8. Генетическая теория старения. Основы генетической теории старения
9. Гаметогенные соматические мутации. Роль фенкокосом в старении
10. Генетически запрограммированное старение. Механизмы программированного старения

Ждем ваших вопросов и рекомендаций: