Оглавление темы "Эпидемиология сыпного тифа.":
1. Интенсивность чесотки. Динамика чесотки.
2. Профилактика чесотки. Противоэпидемические мероприятия при чесотке.
3. Трансмиссивные инфекции. Механизм распространения трансмиссивных инфекций.
4. Возбудители трансмиссивных инфекций. Распрастранение трансмиссивных инфекций.
5. Сыпной тиф. Определение сыпного тифа. История сыпного тифа.
6. Возбудитель сыпного тифа. Источник сыпного тифа.
7. Механизм передачи сыпного тифа. Заражение сыпным тифом.
8. Восприимчивость к сыпному тифу. Интенсивность сыпного тифа.
9. Динамика сыпного тифа. Структура сыпного тифа.
10. Профилактика сыпного тифа. Противоэпидемические мероприятия при сыпном тифе.

Возбудитель сыпного тифа. Источник сыпного тифа.

Возбудителем сыпного тифа является Риккетсия Провачека (Rickettsia prowazeki), названная так в честь двух ученых, погибших от сыпного тифа в процессе исследовательских работ.

Rickettsia prowazeki — это возбудитель, который не имеет разновидностей по антигенной структуре, во внешней среде обладает выраженной устойчивостью. Он хорошо и долго сохраняется в фекальных массах вшей, выдерживает высушивание.

Возбудитель сыпного тифа. Источник сыпного тифа

Источник сыпного тифа

Сыпной тиф — это антропонозный риккетсиоз, т. е. источником возбудителя — Rickettsia prowazeki является только человек. У зараженного человека после инкубации, равной в среднем 10—12 дням (иногда скрытый период может затянуться до 15-17 дней), клинические явления развиваются достаточно быстро.

Во время крупнейшей эпидемии сыпного тифа, которая развилась в нашей стране в конце 10-х — начале 20-х гг. XX в. и характеризовалась чрезвычайно тяжелым клиническим течением инфекционного процесса у большинства заболевших, лихорадочный период иногда продолжался две недели и больше (до 17 дней). Эпидемиологические наблюдения, проводимые в то время, показали, что больной был заразен последние дни инкубации (2 дня), весь лихорадочный период (максимально 17 дней) и еще 2 дня после снижения температуры; таким образом, максимальный срок заразности больного сыпным тифом равен 21 дню. Экспериментальные исследования, которые базируются на оценке заражаемости вшей после однократного кормления на больном, показали примерно те же результаты. По данным В. И. Митрофановой, в последние 1—2 дня инкубации при однократном кормлении заражается 5—14% платяных вшей, в первую неделю болезни — 42%, во вторую неделю — 34% и в третью неделю болезни — 26% вшей. Если учесть, что платяная вошь в течение одного дня несколько раз питается кровью человека (в том числе больного), то легко представить опасность больного для окружающих. Из приведенных данных видно также, что в общем эпидемическая значимость больного в течение болезни постепенно снижается: особенно опасен больной на первой неделе болезни. Необходимо указать на материалы, которые находятся в некотором противоречии с приведенными выше данными: Б. И. Райхер, который вел наблюдения в период Великой Отечественной войны в Пермской области, исследовал на зараженность вшей риккетси-ями Провачека, снятых с больных сыпным тифом в разные дни болезни.

Зараженность вшей риккетсиями Провачека, снятых с одежды больных в различные дни болезни
Возбудитель сыпного тифа. Источник сыпного тифа

Материалы этой таблицы интересны тем, что в ней представлены данные в динамике зараженности вшей сыпным тифом в естественных условиях. Возможно, методика определения зараженности вшей была недостаточно эффективной, но она была стандартной, т. е. динамика опасности больного была оценена точно. Из данных таблицы следует, что заразность больного возрастает постепенно и становится максимальной к 8~ 10 дням болезни. Таким образом, вопрос о времени максимальной заразности требует еще дальнейшего изучения.

Наряду с тяжелыми формами сыпного тифа отмечаются и более легкие, когда все явления патологии (лихорадка, признаки поражения сосудистой и центральной нервной систем и т. д.) выражены не столь ярко. Г. С. Мосинг провел сравнительную оценку эпидемической опасности больных с тяжелыми и легкими формами сыпного тифа. По данным автора, однократное кормление голодных вшей на тяжелых больных приводило к инфицированию 60—80% насекомых, на больных с легкими формами — 2—3%. Таким образом, больные легкими формами сыпного тифа, конечно, потенциально менее опасны, но их диагностика, особенно в современный достаточно благополучный период (при отсутствии очевидных эпидемиологических подсказок), крайне затруднительна, поэтому угроза, которая от них исходит, может быть чрезвычайно опасной. Наряду с манифестными формами инфекции при заражении риккетсиями Провачека, как показывают многочисленные наблюдения в различных странах, причем в эпидемическом отношении в неблагополучное время, т. е. в условиях циркуляции очевидно вирулентных рас возбудителя, возможны и бессимптомные формы инфекции. Доказательством этому послужили многочисленные иммунологические исследования с применением РСК — реакции связывания комплемента, которая при сыпном тифе является эталоном специфичности. В очагах сыпного тифа после изоляции больных проводились массовые исследования контактных лиц, которые могли подвергаться нападению вшей, в том числе инфицированных. Выяснилось, что среди контактных, т. е. находившихся и очагах и заразившихся с большой вероятностью, были те, у которых РСК была положительной, причем в высоких тиграх. Combiesco (цитировано по П Ф. Здродовскому) приводит данные исследования контактных в 46 очагах сыпного тифа: всего были исследованы сыворотки 2108 здоровых людей, у 947 человек (44%) РСК оказалась положительной, причем у многих в высоких титрах. Все эти данные свидетельствуют о том, что даже в те опасные в отношении сыпного тифа времена бессимптомные формы инфекции встречались, причем достаточно часто. Однако вопрос об их эпидемической значимости остается открытым: до сих пор нет ни эпидемиологических, ни убедительных экспериментальных данных об их опасности для окружающих.

Для сыпнотифозной инфекции характерна еще одна особенность, имеющая большое значение в сохранении паразитического вида — риккетсий Провачека. После перенесения сыпного тифа, т. е. после выздоровления, у некоторых переболевших (отнюдь не у всех) возбудитель не погибает, а сохраняется в некоторых тканях (лимфатические узлы?) в состоянии персистенции, т. е. практически при полной консервации метаболических процессов. В подобном состоянии персистенции риккетсии Провачека могут находиться неопределенно долгое время, однако при неизвестных обстоятельствах, при каких-то стрессовых ситуациях возможна активизация у паразита метаболических процессов: развивается манифестная форма инфекционного процесса. Этот рецидив сыпного тифа получил название болезни Брилля. Клинически болезнь протекает не тяжело (по-видимому, сказывается наличие определенного уровня иммунитета, образовавшегося при первичном заражении), однако при наличии платяной вшивости такой больной представляет определенную угрозу, равноценную опасности, которая исходит от больного легкой формой первичного сыпного тифа. Существование рецидивной формы обеспечивает сохранение возбудителя в популяции достаточно долгое время (при полном благополучии — отсутствии платяной вшивости в пределах жизни поколения людей, переживших эпидемию сыпного тифа). Если сыпной тиф в его первичной форме периодически возникает среди населения, то рецидивная форма может поддерживать существование риккетсии Провачека длительное время.

- Читать далее "Механизм передачи сыпного тифа. Заражение сыпным тифом."

Ждем ваших вопросов и рекомендаций: